Новости

Наше право на передвижение должно осуществляться посредством безопасной миграции, а не протекающих суденышек

 Уильям Лэйси Свинг

“Я мигрант, но мне не приходилось рисковать своей жизнью в протекающем суденышке или платить работорговцам. Безопасная миграция не может быть прерогативой только лишь глобальной элиты”. Это слова Антонио Гутьерреса, Генерального секретаря Объединенных Наций, произнесенные в сентябре 2017 года.

Столь запоминающейся фразой, г-н Гутьеррес обращает внимание на, возможно, один из важнейших вызовов, стоящих перед современным миром. Мы живем в эпоху, когда привилегированная элита рассматривает глобальную мобильность, как право, данное при рождении, однако, в этом самом праве отказано бесчисленному количеству людей, безнадежно застрявших в обстоятельствах экономических невзгод и конфликтов.

Но кое-что изменилось, что не позволяет этой очевидной реальности стать частью работающего двигателя глобальной политики, и последствия от этого трагичны.

Не так давно, кодекс поведения как своих людей, так и пришлых, подразумевал, что то, чем обладает элита, не имеет почти никакого отношения к малоимущим всего мира. Смутное представление малоимущих людей о возможностях лучшей жизни вне границ страны происхождения более не является актуальным. 

Величайший уравнитель возможностей сегодняшнего мира, смартфон, находящийся в руках более, чем 2 миллиардов людей по всему миру, продолжает вносить коррективы в эту тенденцию. Менее, чем за десять лет смартфоны предоставили скрытые знания, ранее доступные только элите, многим людям вне элитарных кругов.

То, что происходит сейчас - это столкновение двух сосуществующих на одной планете, но абсолютно различных реальностей, что делает когда-то спокойную политику многих стран непредсказуемой и уязвимой.

С одной стороны, свобода передвижения гарантирована привилегированному и, на удивление, широкому населению планеты, для которого передвижение по миру стало естественным, безопасным, свободным и относительно недорогим. В этот список входят туристы, студенты, члены семей, навещающих своих родственников, трудящиеся мигранты из стран Юга (более двух миллионов филиппинцев, 1 миллиона шри-ланкийцев и т.д.), а также бизнесмены, поддерживающие мир на плаву в эпоху глобализации.

Что мы легко упускаем из виду, когда ведем общий дискурс на тему миграции, так это то, что миллионы людей перемещаются в еще большем количестве. Они передвигаются безопасно и через отрегулированные каналы, проходя через системы безопасности в аэропортах и при этом пролистывая новостные ленты на Фейсбук и проверяя мгновенные сообщения. Плюс ко всему, передвигаются они упорядочено с паспортами и визами.

Задаемся вопросом, почему же тогда миграция стала столь ядовитой темой, занимая центральное место в средствах массовой информации и становясь источником для политического популизма?

Частично ответ на этот вопрос кроется в том, как мы игнорируем вызовы интеграции и не замечаем то, как приписывание враждебности мигрантам нерационально и пагубно, и как политики, во вред себе, игнорируют общечеловеческие ценности.

Точно так же, бесперебойные глобальные перемещения людей, происходят упорядоченно, отрегулировано и на пользу всем, при этом, не привлекая особого внимания. Наша задача – помочь большинству, которому отказано в мобильности по причине различных обстоятельств.

Сотни миллионов людей, не являющихся частью по-настоящему растущего глобального рынка труда остаются в стороне, наблюдая за миром, о котором они могут лишь только мечтать. Они испытывают колоссальные трудности, связанные с неравенством доходов и экономическими невзгодами и не имеют ни шанса получить визу или разрешение на работу.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что огромная армия молодых мигрантов, полных надежд, взбираются на «протекающие суденышки», о которых говорил Генеральный секретарь. Ввиду отсутствия экономических возможностей, которые еще и усугубляются изменениями климата, мигранты попадают под влияние социальных сетей, делая их более уязвимыми.

Именно этой уязвимостью пользуются контрабандисты, вербовщики и современные работорговцы, которые безнаказанно обогащаются за счет торговли судьбами мигрантов. Подобный жестокий обман на просторах социальных сетей остается незамеченным, пока преступники прорубают себе новые рынки на глобальном юге.

Такой миграцию нам показывают по новостям и как самые наихудшие кейсы, изначально раскрытые МОМ, потрясают нашу реальность, в частности случай с африканскими мигрантами, проданными в качестве рабов и вынужденных прислуг. В то время как рост населения и экономический кризис заставляют мигрантов, игнорировать осторожность и покидать свои дома, неизбежным результатом остается популизм в принимающих сообществах, где люди также страдают от безработицы и кризиса идентичности.

Поэтому я особенно надеюсь на Глобальный соглашение о миграции, принятие которого ожидается в конце 2018 года. Переговоры между странами-участниками, которые пройдут под руководством ООН, будут направлены на урегулирование миграционных вопросов на комплексной основе. Первое своего рода межправительственное соглашение, ни в коим случае не направлен на ограничение суверенитета стран и не будет юридически обязывающим, что скорее всего является компромиссом, учитывая сложность вопроса.

Однозначно имеются вопросы с общим знаменателем, и они вращаются вокруг понимания того, что проблема не столько в миграции, сколько в регулировании человеческой реальности. Если остановиться на минутку и подумать о том, как бюрократические и обязательные правила позволяют совершению 8 миллионов авиарейсов в год и безопасному перемещению 44% мирового населения, то представляется возможным разработать общие правила, позволяющие еще многим путешествовать, мигрировать и возвращаться домой свободно и безопасно. Мы должны вселять надежду тем, кто находится в экономическом отчаянии, открыть легальные каналы большему количеству мигрантов или же варианты для циклической миграции для тех, кто бы желал вернуться домой, иначе если мы не найдем решение, то его найдут торговцы людьми за счет человеческих жизней и уничтожения структуры нашего общества.